76-я годовщина со дня начала выборгской наступательной операции 1944 года

Учитывая сложившуюся обстановку на правом крыле советско-германского фронта, Ставка верховного Главнокомандования пришла у выводу о необходимости начать наступление на Выборгском направлении и в Карелии, чтобы вывести Финляндию из войны и использовать затем основные силы Ленинградского и Карельского фронтов на других направлениях для окончательного разгрома фашистской Германии.
1 мая 1944 года командующие обоими фронтами получили директиву о подготовке к наступлению.

Военное руководство Финляндии понимало, что отказ от заключения перемирия мог привести к активным боевым действиям с советской стороны. Оценивая складывающуюся обстановку, командование финской армии решило укрепить еще более оборону Карельского перешейка.

Меры по усилению обороны на Карельском перешейке проводились и раньше. В течение двух с половиной лет восстанавливались старые и строились новые мощные долговременные сооружения, создавалась 106-километровая линия противотанковых надолб. Используя исключительно благоприятные для обороны природные условия, противник перерезал перешеек тремя укрепленными полосами глубиной почти 100 километров (на Выборгском направлении).

Первая оборонительная полоса проходила по линии фронта, установившейся в сентябре 1941 года.

Вторая (главная) - в 20 - 30 километрах от первой: от района Ваммелсуу и Метсякюля у побережья Финского залива до Ладожского озера у Тайнале. Она имела 926 долговременных железобетонных сооружений и убежищ, прикрытых густой сетью гранитных надолб и противопехотных препятствий.

Третья полоса проходила в 30-40 километрах южнее и юго-западнее Выборга через район Купарсаари и далее по Вуоксинской водной системе до Ладожского озера. Это была частично восстановленная линия Маннергейма с вновь построенными опорными пунктами на подступах к Выборгу.

Город имел также внешний и внутренний оборонительные обводы и был подготовлен к круговой обороне.

Таким образом, учитывая опыт войны 1939-1940 годов, финское командование создало между Финским заливом и Ладожским озером значительно более мощную, чем прежде, глубоко эшелонированную систему укреплений - так называемый «Карельский вал».

Перед командованием Ленинградского фронта, начавшим разрабатывать наступательную операцию на Карельском перешейке, стояла трудная задача. Военные действия, проходившие здесь четыре с лишним года назад, показали, что преодоление долговременной обороны и большого количества естественных преград представляет исключительную сложность. Тогда на прорыв линии Маннергейма и овладение Выборгом потребовалось 3,5 месяца. Теперь нужно было осуществить прорыв «Карельского вала» в сравнительно более короткий срок и с наименьшими потерями.

Имея большой опыт боевых действий на Карельском перешейке зимой 1939-40 года, командующий Ленинградским фронтом Л.А. Говоров придавал особое значение предварительному сокрушающему артиллерийскому и авиационному воздействию по сильной, глубоко эшелонированной обороне. По его замыслу, осуществляя главными силами прорыв обороны противника на выборгском направлении и сковывая его действия на приладожском участке, следовало нанести решающее поражение основным силам финских войск на Карельском перешейке. Наступление Ленинградского фронта должно было осуществляться в тесном взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом и Ладожской военной флотилией.

Главная задача по прорыву обороны противника возлагалась на 21-ю армию, прибывшую на Ленинградский фронт в мае 1944 года из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. В ее состав входили: 30-й гвардейский стрелковый корпус генерал-лейтенанта Н. П. Симоняка, 97-й стрелковый корпус генерал-майора М. М. Бусарова и 109-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта И. П. Алферова. 21-й армии были также оперативно подчинены 22-й укрепленный район, 3-й артиллерийский корпус прорыва и другие средства усиления. По замыслу командования фронта 21-я армия должна была нанести главный удар по противнику на выборгском направлении.

В силу особо сложных условий театра военных действий на Карельском перешейке было решено усилить руководящий командно-политический состав 21-й армии за счет наиболее опытных генералов и офицеров Ленинградского фронта. Командующим войсками 21-й армии стал генерал-лейтенант Д. Н. Гусев, возглавлявший до этого штаб фронта.

На кексгольмском направлении должна была наступать занимавшая прежде оборону на Карельском перешейке 23-я армия, которой командовал с сентября 1941 года генерал-лейтенант А. И. Черепанов. Но она не получала самостоятельного участка для прорыва, а вводила в бой свою ударную группировку через брешь, которую предстояло пробить правофланговым соединениям 21-й армии. В состав 23-й армии входили два стрелковых корпуса — 115-й генерал-майора С. Б. Козачека и 98-й генерал-лейтенанта Г. И. Анисимова.

Всего в обеих армиях, готовившихся к наступлению, имелось 15 стрелковых дивизий, усиленных танками и артиллерией. Авиационная поддержка наступления возлагалась на 13-ю воздушную армию, которой командовал генерал-лейтенант авиации С. Д. Рыбальченко, и на часть сил ВВС флота под командованием генерал-лейтенанта авиации М. И. Самохина. Для успешного руководства боевыми действиями Военно-воздушных сил в период операции Ставка ВГК направила на Ленинградский фронт своего представителя главного маршала авиации А. А. Новикова.

К началу наступления войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке было сосредоточено до 260 тыс. человек, около 7,5 тыс. орудий и минометов, почти 630 танков и самоходно-артиллерийских установок и до тысячи самолетов. Это означало, что по численности сухопутных войск существовал тройной перевес над противником, а по боевой технике превосходство было еще большим. На выборгском же направлении массирование сил и средств наступавших предусматривалось особенно значительным (60-80 проц. всей группировки).

Советским войскам противостояли на Карельском перешейке 3-й и 4-й корпуса финской армии, а также соединения и части, подчинившиеся непосредственно ее верховному командованию, ставка которого во главе с маршалом К. Маннергеймом размещалась в городе Миккели (в 140 километрах северо-западнее Выборга). Всего в начале июня 1944 года на Карельском перешейке находилось пять пехотных дивизий и одна танковая дивизия противника, пехотная бригада и два артполка береговой обороны.

Командование Ленинградского фронта, обеспечивая оперативную и тактическую внезапность, произвело в течение 6 мая - 7 нюня скрытную перегруппировку войск.

Утром 9 июня 1944 года эшелонированные удары 370 самолетов авиации дальнего действия и Ленинградского фронта по позициям финских пехотных дивизий возвестили о начале предварительного разрушения обороны противника. Этот первый налет осущест­вили 113, 276 и 334-я бомбардировочные и 277-я и 281-я штурмовые авиадивизии.

Вслед за авиационным ударом десять часов без перерыва длилось методическое разрушение артиллерией вражеских железо-стопных дотов, дзотов и командных пунктов. В результате было уничтожено 335 оборонительных сооружений. Большое искусство при разрушении укреплений противника проявили части 3-го артиллерийского корпуса прорыва, которым командовал генерал-майор Н.Н. Жданов.

Новый артиллерийский и авиационный удар, последовал рано утром 10 июня. Огнем почти 3 тыс. орудий и минометов, а также бомбардировочно-штурмовыми ударами 350 самолетов были перемолоты оборонительные сооружения первой линии в полосе наступления 21-й армии.

Утром 10 мая 1944 года войска 21-й армии перешли в наступление. После форсирования с ходу реки Сестра пехота и танки 30-го гвардейского стрелкового корпуса стали быстро продвигаться на главном направлении вдоль Выборгского шоссе, а части соседнего слева 109-го стрелкового корпуса устремились вперед по направлению железной дороги на Выборг и по Приморскому шоссе.

В течение 10 июня наступавшие продвинулись вперед от 5 до 15 километров. Наиболее успешно действовали при этом 45-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора С. М. Путилова и 63-и гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора А. Ф. Щеглова.

В боях на правом берегу реки Сестра отличились воины 226-го отдельного танкового полка. Командир роты старший лейтенант Т. П. Авдеев в решительный момент боя закрыл корпусом машины амбразуру дота, мешавшего атаке наступавших подразделений. Когда путь стрелкам преградил огонь другого дзота, Авдеев выскочил из танка, подобрался к дзоту и бросил в его амбразуру связку гранат, подавив огневую точку. Дважды раненный, Авдеев продолжал вести тяжелый бой. Выдающийся подвиг лейтенанта Т. П. Авдеева был отмечен присвоением ему почетного звания Героя Советского Союза. Получили также высокое звание Героя Советского Союза командир пулеметного расчета сержант Г. А. Багаутдинов, командир отделения младший сержант Набиджан Минбаев и комсорг батальона младший лейтенант В. Т. Рубченков из 381-й стрелковой дивизии.

В ходе боев 187-й стрелковый полк (командир полка майор Е. А. Рябков) 72-й стрелковой дивизии овладел станцией Оллила (Солнечное), а 456-й стрелковый полк майора А. Д. Мелехина 109-и стрелковой дивизии - станцией Куоккала (Репино).

Больших успехов в первый день наступления добились 45-я и 63-я гвардейские стрелковые дивизии. Части 63-й гвардейской стрелковой дивизии одними из первых прорвали оборону противника. Овладев Старым Белоостровом, являвшимся сильным узлом сопротивления, они далеко продвинулись вперед вдоль Выборгского шоссе и подошли к населенному пункту Япииля (Симагино).

Мужественно сражались артиллеристы 1309-го истребительно противотанкового артполка 46-й отдельной истребительно-противотанковой артбригады РГК, обеспечивавшего продвижение гвардейцев. Наводчик орудия сержант В. Р. Николаев был дважды ранен, но продолжал непрерывно вести огневой бой. Вечером его нашли у разбитого орудия, из которого он стрелял до последнего снаряда. За стойкость и отвагу Президиум Верховного Совета СССР присвоил сержанту В. Р. Николаеву высокое звание Героя Советского Союза.
#Выборгскаянаступательнаяоперация #Выборг #75летПобеды