Трудный характер

Дина Николаевна Ковалева давно уже на заслуженном отдыхе. Но вряд ли это можно назвать отдыхом. Она член Совета ветеранов, с первого дня его создания и до сегодняшнего дня, инициатор и организатор кружка «Умелые руки», хора ветеранов, литературного кружка «Исто­ки», комитета «Солдатская мать», кружка «Садоводы-любители», выс­тавки овощей и цветов. Она принимала самое активное участие в из­дании «Книги памяти».

С каким бы вопросом к ней не обращались, всегда доводила дело до конца, она человек слова и дела, палочка-выручалочка в Светогорске.

Дина Николаевна эрудирована, принципиальна, доброжелатель­на. Словом, она Человек с большой буквы! С ней, как говорится, мож­но идти в разведку — не подведет!

Очередному юбилею Дины Николаевны член литературного кружка «Истоки» Татьяна Павловская посвятила следующие строки:

Голова уж давно поседела, И, казалось, пора на покой... Но душа снова жаждет дела — Беспокойный характер такой!

Что года, юбилейные даты?! Их не стоит сегодня считать: Ветераны, девчонки-солдаты, Вам до смерти теперь воевать!

ЖАРКИЙ МЕСЯЦ ПОД СТАЛИНГРАДОМ

Как свидетельствует суровая статистика Великой Отечественной вой­ны, на полях сражений 1942 года погибли 99 из ста солдат девятнад­цатилетнего возраста. Год моего рождения 1923-й. Я из тех немногих, кому повезло, кто дожил до Дня Победы. Моя память до сих пор хранит события военных лет, но большая часть воспоминаний связана с бит­вой за Сталинград.

В марте 1942 года, после призыва в армию, меня направили в Тю­менское пехотное училище. Через четыре месяца подготовки мне при­своили звание «сержант», и воинский эшелон увез нас на левый берег Волги. Враг наступал, положение было очень тяжелым. В июле Сталин подписал знаменитый приказ 00227 «Ни шагу назад!». Отступление объявлялось воинским преступлением. По сути дела, это означало, что надо было стоять насмерть. Помню митинги, пламенные речи по­литруков. Конечно, мы проникались ответственностью, боевым ду­хом, огромным чувством патриотизма.

КАЗУСЫ ВОЙНЫ

Было это, как мне помнится, в октябре или ноябре 1943 года. Служил я в действующей армии начальником радиостанции 2-го стрелкового батальона 288-го стрелкового полка 94-й дивизии в составе 2-го Ук­раинского фронта. События происходили где-то между селами Ворон-цовка и Нижняя Михайловка Кировоградской области.

Узел связи дивизии только что разбомбили, моя радиостанция по­гибла тоже, так как боец, который переносил ее, попал под миномет­ный обстрел, мина разорвалась позади него, превратив новенькую радиостанцию, которую он переносил за спиной вместо ранца, в ре­шето, но его не убило (рация защитила), а только ранило. Я остался один без помощника и аппаратуры, и меня прикомандировали в пер­вый батальон к радиостанции сержанта Болтушина Емельяна Ивано­вича, моего фронтового коллеги. Он был чернявым цыганом, откуда-то из-под Брянска, 1923 года рождения, мы были почти ровесниками. (Погиб Емельян под Варшавой в 1945-м, и его старший брат Глеб Ива­нович, работавший после войны технологом на Брянском металлур­гическом заводе, нашел меня и приехал ко мне на встречу в Ленин­град.)